Люди искусства
О трёх днях музыки в 1860 словах

О трёх днях музыки в 1860 словах

Фото НОН
Фото НОН

День первый. Денис Мацуев. Not yet, but…

Должно было быть три музыкальных вечера подряд.
С Денисом Мацуевым и его друзьями, Бехзодом Абдураимовым и «Рихтер Трио».
Но было два. Мацуев, дай ему небеса здоровья, не смог пока приехать, к сожалению.

Прежде чем перейти к рассказу о дне втором и о дне третьим: несколько фраз о Мацуеве. Почему не надо сдавать его билет, а, наоборот, по возможности купить у спекулянтов втридорога, если билета такового у вас ещё нет.

На портале «Культура.РФ» Министерства культуры России есть список главных произведений [русской] классической музыки, составленный совместно с Московской государственной филармонией. Там есть даже архивные записи, на которых Сергей Рахманинов исполняет свои собственные произведения. Ещё там Иван Козловский, Сергей Лемешев, Мстислав Ростропович, Давид Ойстрах и Святослав Рихтер.
И четыре записи Дениса Мацуева: три вариации «Рапсодии на тему Паганини для фортепиано с оркестром» Рахманинова и «Музыкальная шкатулка».
То есть наш с вами современник в одном ряду с такими великими.
Так что не пропустите, если и когда Мацуев будет в Ташкенте 24 апреля.

А у меня и после двух-то концертов в голове: Чапаев, Туполев, Сикорский, Джордж Мартин, крещендо «A Day in the Life», Модест Петрович и «Emerson Lake & Palmer», Bill Gates, The Beatles, Амели (та, которая «Le Fabuleux destin d’Amélie Poulain»), Ханс Флориан Циммер, Андрис Лиепа, пиццикато и Пашка Америка, Элтон Джон, Ritchie Blackmore и годовой абонент в киноконцертный зал им. Свердлова.

Страшно подумать, что творилось бы у меня в голове, пройди во Дворце международных форумов все три концерта.

 

Фото НОН

День второй. Бехзод Абдураимов. Часть I. «Нет, Салима, нет».

Хочу верить, что не у меня одного бывает такое. Детальная подготовка к одному событию порой соседствует с полным отсутствием оной к другому. Я даже как-то в мае 1997 года полетел в Эмираты, не пролистав и справочника о стране. И удивлялся: отчего таксист так испуганно озирается на нас с представителем «Узбектуризма», с которым мы литр «Звезды Востока» распили только что вот.
А в апреле 2011 года, напротив, детально изучив по интернету всё о Дании, прилетел в Копенгаген обменяв доллары на евро. Хотя в Дании кроны, а не евро, как вы уже догадались.

На концерт Бехзода Абдураимова, спасибо Фонду развития культуры и искусства при и Министерстве культуры Республики Узбекистан за билеты, мы пришли с супругой так, как приходят на концерт. Слушать музыку. Без глобальных задач.
Или так, как летят в Эмираты. Смотреть страну. Без глобальных задач.
Единственно, что смущало: кресла Дворца Форумов.
Там ноги некуда деть. Сидишь с поджатыми коленками час-два. Угрохать триста миллионов или миллиард или сколько там угрохали долларов и не продумать куда зрителям ноги девать: непонятно. Для тех, кому это интересно: рояль Steinway & Sons там стоит навскидку порядка 2 миллиардов 225 миллионов сумов, около 180 тысяч евро. На следующий вечер Кирилл Рихтер обронит: «Такой рояль стоит как квартира».

Едва устроились в креслах, как возле нас материализовалась из воздуха Салима, телеведущая MyDay с микрофоном: «дайте мол интервью телеканалу о том как вы следите за творчеством Бехзода Абдураимова и это не первый для вас, конечно же, его концерт».

Я мог бы сказать, что это для Зямы Камолходжаевой (она же Zamira Kamal) это не первый его концерт. Она на него в NYC ходила. За океаном. А для всего высокодуховного края нашего, в том числе и скромного меня, это был точно первый сольный концерт Бехзода. Ещё я подумал, что вот группа «Битлз» в январе 1962 года проходила прослушивание у лейбла Decca и получила отказ, а Абдураимову ровно 50 лет спустя они не отказали.
Decca Classic записала его сольный альбом.

Но вслух я сказал другое. То, о чём размышлял буквально за секунду до того, как ко мне подошла Салима Салихова.

Что более всего меня радует множество детей на концерте.
В моём школьном детстве нам покупали абонементы годовые в киноконцертный зал им. Свердлова. Там и приобщались через лекции тематические и концерты к классической музыке и балету. Помню танец в красном ярком костюме Гули Хамраевой и восторг от того, что видишь: так рождается музыка. Вот прямо здесь: из этих кларнетов, альтов и гобоев с арфой.

Ещё сказал я, что у меня такое ощущение, что какая-то дыра в музыкальном образовании general public образовалась. И такие вот события исправят ситуацию.
Нет, Салима, нет. Будет наглой ложью утверждать, что я знаток творчества Бехзода. Я открою его для себя с сотнями других сегодня. Что есть просто замечательно.

День второй. Бехзод Абдураимов. Часть II. Людвиг ван Бетховен. «Лунная соната».

 

@Arthuz
Фото @Arthuz. Предоставлено: Фонд развития культуры и искусства при и Министерстве культуры Республики Узбекистан

Читал фотоотчёт на сайте молодых коллег о концерте, озаглавленный что-то типа «вечер богемы столицы». Ну, что сказать.
Во-вторых, «богема» не слушает фортепианный концерт в пальто и куртках и не [разговаривает] во время выступления.
До богемы как до Луны.
Не случайно Валентин Предлогов, безвременно ушедший из жизни музыкальный критик, советовал: «Слушайте живую музыку. Филармония, строгие костюмы, публика с пенсне. Сама атмосфера помогает сконцентрироваться на музыке на полтора часа и не отвлекаться».
Хотя в нашем случае о пенсне не было и речи. Польта и куртки стянула часть публики в зале и то спасибо. Зато атмосфера всё же была.
Честь богемы столицы спасла таинственная великолепно сложенная прекрасная девушка в красном платье с оголёнными плечами.
Спасибо, родная, за то, что ты украсила вечер.
А во-первых, фонд информировал, что две трети пригласительных билетов получили студенты-выпускники, преподаватели музыкальных школ и консерватории, учащиеся специализированных школ-интернатов для слепых и слабовидящих, журналисты и блогеры. Треть билетов реализована в свободной продаже.
Не разбрасывайтесь богемными словечками.

«Плохо сыгранный Моцарт хуже, чем никакого Моцарта вообще».

Эта фраза не моя. Она принадлежит Ксении Хвостовой. Я солидарен с ней в том, что нужно ходить на лучших. Иначе в великолепном театре оперы и балеты ваш слух будут в брызги крови резать звуки неверных нот духовых или не взятая нота певца; оскорблять взор нестройный перестук пуант несчастных маленьких лебедей.

Редкое счастье слушать в лучшем из залов страны пианиста мировой величины.
Концертная программа была прекрасна: Бетховен, Рахманинов и Модест Петрович.

Музыка с нами идёт всю жизнь. Она звучит в телефонах, компьютерах, телевизорах, кинотеатрах: повсюду.
Был, конечно, и ужасный анекдот: «А, Бетховен? Тот чувак, который музыку для мобильников пишет?».
Но в то же время благодаря Биллу Гейтсу и девайсам многие теперь безошибочно распознают по первым нотам оду «К радости» Бетховена, его же «К Элизе» (хотя я с ужасом прочитал в другом отчёте к концерту, что «К Элизе» написал Шопен), отличат девятую симфонию от пятой, напоют Грига «В пещере горного короля» и увертюру к опере Бизе «Кармен».
Поэтому большинство (не стану употреблять жуткое выражение «классическая попса») наиболее популярных классических произведений более или менее образованному человеку известно прекрасно.

И звуки музыки, как знакомые ароматы, напоминают слушателю случаи из прошлого, сцены из фильмов, какие-то жизненные ситуации.

Фото НОН
Фото НОН

День второй. Бехзод Абдураимов. Часть III. Четыре крыла пианиста

Двенадцать из десяти человек безошибочно напоют, насвистят или даже сыграют вам первую часть сонаты для фортепиано № 14. Да и третью, Presto Agitato, вполне узнают.
И не только потому, что она звучит в кинофильме «Чапаев». Тем более, что 92% слушателей концерта фильма этого и не видели.
Возможно, именно поэтому вечер начался с «Лунной сонаты».
Из-за известности, но никак не простоты.
Не случайно Presto Agitato с завидным постоянством включается в рейтинги «самых сложных для исполнения фортепианных пьес».

Музыка это не футбол, когда вам нужно смотреть за двадцатью пятью мужиками, носящимися по полю. И не кино, когда отвёл взгляд от экрана и не узнал: кого убил дворецкий.
На концерте классической музыки вы можете на время даже прикрыть глаза и унестись в те картины и образы, которые воскресит в памяти музыка. Хотя конечно видеть экспрессию музыканта то ещё зрелище. Лучше бокса.

Мы слушали Presto Agitato, и под впечатлением виртуозной игры Бехзода мне вспомнились слова из интервью Элтона Джона «Выпускник Королевской академии». Перевод печатал в июне 1975 года журнал «Ровесник».
Суровые родители Элтона мечтали «сделать из сына знаменитого классического пианиста». Но сам он сказал в интервью так: «… из меня никогда бы не вышел классический пианист — маленькая рука и очень плохая «растяжка», едва беру октаву».

Фрагмент фото @Arthuz.
Фрагмент фото @Arthuz. Предоставлено: Фонд развития культуры и искусства при и Министерстве культуры Республики Узбекистан

А я слушал игру Бехзода и мне представлялись, что у него не просто растяжка, не просто крупные кисти с длинными пальцами, а четыре крыла, которые порхают над белыми и чёрными клавишами Steinway & Sons.
Это впечатление только усилилось во втором акте, когда исполнялась музыка Сергея Васильевича Рахманинова.
Уже цитировавшийся один из лучших российских музыкальных критиков
Валентин Предлогов (настоящее имя — Василий Вячеславович Журкин) писал, что произведения Рахманинова «…и сегодня остаются сложнейшими, потому что требуют предельной развитости музыкального дара и двигательной оснащённости на грани человеческих возможностей, чтобы действительно достойно сыграть это всё».

В целой ветке обсуждения музыкантами и критиками темы «Размеры рук пианистов» даже выдвигались «теории заговора» про последние такты прелюдии Des-dur Рахманинова: «…[он] здесь нарочно дал такие аккорды», потому что у него были уникальные руки и эти такты рассматривают «как своеобразную «подпись» автора в конце цикла, как отпечаток его пятерни».  «В 20-30-е гг. прошлого столетия […] в Москве считалось, что 3-й концерт Рахманинова могут исполнить два-три пианиста». Утверждают, что значительную часть «сочинений Паганини до сих пор не знают, как играть, с точки зрения техники».
Нам повезло, что во время концерта у Бехзода вырастают четыре мощных крыла, на которых мы все взлетаем в космос классической музыки.

Скажу так: счастливы те, кто слушал исполнение Бехзода Абдураимова в тот вечер.

Слушая Рахманинова и зная его биографию, я унёсся мыслями в Америку времён второй мировой войны, к фильму «Поэма о крыльях», встрече композитора с авиаконструктором Туполевым. И в этом нет ничего удивительного: Рахманинов, как бы сейчас сказали, поддержал стартап Игоря Сикорского, отца вертолётной авиации «Sikorsky Aircraft», дав тому пять тысяч долларов. Без всяких обязательств. На сегодня это $76 900.
Так что вертолётами мы обязаны и Рахманинову тоже.

Ниже: Бехзод Абдураимов исполняет  одно из самых сложных фортепианных произведений:
«Кампанеллу», этюд Ференца Листа; фортепианная транскрипция скрипичной пьесы Никколо Паганини.
К началу четвертой минуты по его лицу струится пот; заканчивает он в насквозь мокрой рубашке…

День второй. Бехзод Абдураимов. Часть IV. Модест Петрович.

С «Картинками с выставки» и вовсе совершенно интересная история и переплетение. Вначале о том, что хотя мы и изучали в школе «Могучую кучку» и все помним картину Репина, музыкально Мусоргский пришёл ко мне… через Emerson, Lake & Palmer, их концертный альбом 1971 года «Pictures at an Exhibition».


А ещё нет, почти уверен, ни одного пишущего профессионально человека, который хоть раз да не озаглавил свой материал так: «Картинки с выставки». Гугл в помощь.

Зная, что у концертного рояля «громкость составляет от 35 до 80 децибелл», уверен: Мусоргский в исполнении Бехзода Абдураимова был бы великолепно слышен и без двух микрофонов у крышки рояля и пяти колонок над сценой.
Настолько мощным было впечатления от игры.

Если вам любопытно, то посмотрите: как должны порхать руки над клавишами во время исполнения «Избушка на курьих ножках (Баба-Яга)» и «Богатырские ворота. В стольном городе во Киеве». 

В какие-то моменты рояль звучал так, как «ми-мажорное трезвучие» в песне «A Day in the Life» из альбома «Битлз» «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band». Как вспоминают, звукорежиссёр Джордж Мартин добился этого 42 секундного аккорда тем, что он был взят в десять рук (Джон Леннон, Пол Маккартни, Ринго Старр, Джордж Мартин и Мэл Эванс) на четырёх инструментах: трёх фортепиано и фисгармонии.

Порой один Бехзод звучал как пять музыкантов на четырёх инструментах.
Он был огромен, мощен и всемогущ за роялем.
Модест Петрович был бы им доволен. Спасибо, Бехзод!
Приглашайте его почаще, сильные мира сего.

Фрагмент фото @Arthuz.
Фрагмент фото @Arthuz. Предоставлено: Фонд развития культуры и искусства при и Министерстве культуры Республики Узбекистан

А читателям, кто дошёл до этих строк, советую: прочтите про «Картинки», про Мусоргского, про архитектора Виктора Гартмана.
Узнаете много интересного.

День третий. Кирилл Рихтер: «Маятники, метрономы и компасы».

Просто представьте, что к нам приехал Ханс Флориан Циммер.

Photo by Gayane Avanesyan
Photo by Gayane Avanesyan

(глава будет дописана только после первой 1000 прочтений. Иначе зачем?).

7 thoughts on “О трёх днях музыки в 1860 словах

    • Аватар

      Да ёпрст… опять на самом интересном месте всё оборвалось… в этот раз на Кирилле Рихтере.
      Эх… придётся теперь ждать продолжения статьи, пока не наберётся 1 штука прочтений.

      • Аватар

        Еще больше расстроилась, что не попала на концерт Бехзода. С нетерпением жду продолжения.

      • Аватар

        Похоже, полностью статью вы прочтёте только во втором томе.
        В книге “Миллион знаков без пробелов”.

    • Аватар

      Спасибо за яркий пост, каждое слово отозвалось. Окунулась в атмосферу❤️

    • Аватар

      Польта. Плечи. Могучая кучка. …и вожделенное ожидание 1000 просмотров.
      Рахмат! 👏👏

    • Аватар

      Буквально в мельчайших деталях увидела этот вечер.
      За всеми параллелями и отсылками не успевала.
      Увлеклась “Картинками”)
      Непременно поделюсь с друзьями.

    • Аватар

      Балет, классическая музыка, опера – этот вид искусства, наверное не массовый (не популярный), как продукт потребления общества.
      Отсюда и не высокие просмотры.
      Но всё-таки, мне видится еще и другая сторона медали.
      Мы сегодня стали поверхностными, облевнившимися воспитанниками наших узбекских блогеров, пабликов с лёгким, коротким, сиюминутным, впечатляющим контентом. (Есть чуть более сложные блоги, где чуть больше букв, но они уже не собирают большие аудитории, например Эльдара Асанова и тд.)
      Никто не хочет читать чуть больше чем короткий пост, смотреть чуть дольше 2 минут…
      А Вам спасибо за рассказ. Это больше чем рецензия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *