Наша войсковая часть из космоса

Рядовой Михаленко из нашего взвода связи по должности был «радиокиномеханик» и вот он как-то на строевом смотре представляется: «Киномеханик радио Михаленко». Прям радио Монте-Карло. (Внимание: ненормативная лексика). Помню, крутит Михаленко какой-то фильм, а по причине того, что он редкий раздолбай, то умудряется бобину с одной из частей фильма поставить наоборот и всё действие в этой части, естественно, поставлено с ног на голову. Где-то минуту в зале перетерпели, но когда на экране появилась девушка, которая лежит на диване, а диван для всех зрителей был на потолке – кто-то громко кричит: «Михаленко, блядь! Ты же сейчас её уронишь!».

Кстати про кино, про фильм «Черная береза». В армии я отвечал за электронную сигнализацию «Сосна», которой была опоясана наша часть – это 3600 метров колючей проволоки, разбитых на правый и левый фланги, каждый фланг разбит ещё на несколько участков. Стоит порваться одной из проволок или просто соприкоснуться с другой, как меняется сопротивление в цепи и ужасный вой устройства сигнализации «Клён» раздается в караульном помещении. И свободные от наряда караульные бегут, с автоматами, «на участок возможного проникновения вероятного противника». Глупо, конечно, бежать с грохотом, навстречу темноте и неизвестности, по деревянному тротуару, под светом включенных прожекторов… Ну, да ладно.
Так что: зимой, летом, весной, осенью – упадёт ли ветка, полезет ли сквозь ограждение косуля или застрянет в проволоке рябчик – сначала побегут караульные, а потом, если не обнаружат китайского шпиёна с кинжалом в зубах – вытаскивают меня. Не важно, день это или ночь.

Так вот, в клубе идет фильм «Черная береза», про партизан. Мы этот фильм в нашем клубе уже видели и ждём момента, когда две наших молодых, красивых, стройных партизанки (одна из партизанок, Алферова, в фильме была на 33 года моложе) голышом будут купаться в лесном озерце.

И, когда до заветного эпизода остаётся пара-тройка минут, в темном зале раздаётся крик дневального: «Сержант Насимов – на выход!». Я молчу. Я уже «дедушка русской авиации», сержант и т.д. и т.п. Естественно, игнорировать ЧП в караульном не могу, но решаю дождаться сцены у лесного озера. Снова крик «Сержант Насимов – на выход!». Я опять молчу, но тут в тишине темного зала раздаётся ясный спокойный голос начальника штаба подполковника Мухина: «Я сейчас включу свет и прекращу фильм». А нач. штаба я уважал и обращался к нему по имени-отчеству.
«Анатолий Викторович, — крикнул я с места, – ну дайте хоть баб досмотреть!».
Грохот хохота в зале. И опять Мухин, он немного картавил, спокойно так:
«Льадно».

 

Аватар

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *