Матизная история №33. На случайной странице

Поездка на «Матизе» – почти стопроцентная гарантия услышать от водителя поучительную историю, небольшой рассказ или изустное эссе. Такой ежедневный цикл «Матизных» историй.

Мы проехали мимо Чигатая, места по-прежнему оживлённого, но несколько подрастерявшего прежнюю привлекательность. Уж очень много сейчас в городе ресторанов, кафе и просто точек питания, которые готовят вполне достойные по вкусовым качествам  и достаточно доступные по ценам блюда узбекской кухни. А прежде…
Прежде Чигатай гремел. Во время антиалкогольной кампании здесь в любое время суток можно было купить водку и чимкентское пиво. Да и шашлык здесь готовили отменный, на который съезжались ценители со всего Ташкента.

– Не только Ташкента, – поправляет меня водитель такси. – Из Чимкента приезжали даже. Одна казахская семейная пара регулярно приезжала именно для того, чтобы отведать чигатайского шашлыка. А потом ехали на Куйлюк, там супруга его покупала что надо для дома. Пока она совершала свои бесчисленные покупки, Пейсен-куке, большой ценитель узбекской кухни, совершал кулинарные прогулки в округе.
Там прежде в переходе продавали слоёную самсу, которая выпекалась на листах в электрических духовках. Вот этой самой слоённой самсой и решил перекусить Пейсен из Чимкента. Взял несколько штук, тут же и чай горячий в чайничке, и неспешно так их уплетает с хрустом. Разговорился с парнем, который самсой торгует. Так мол и так, из Южного Казахстана приехал, был на Чигатае на шашлыках, а тут жену поджидаю. Кстати, сколько с меня за съеденное и выпитое?

– Э нет, уважаемый, – говорит Фуркат-сомсапаз. – Вы гость, с вас я не возьму ни копейки.
И как ни пытался Пейсен Абдрахманович расплатиться, паренёк твердо стоял на своём. «Мехмон отангдан улуг»*, какие деньги-шменьги, не возьму. А тут и супруга подоспела с покупками.
– Вот что, сынок, – сказал парню гость из Чимкента. – Вот тебе моя визитная карточка. Если будешь в Чимкенте – звони. Какая нужна будет помощь – помогу.
На том и расстались.

Проходит год.
На Куйлюкском базаре очередные перемены и точка эта самсышная никак в новый расклад не вписывалась. Тут и вспомнил Фуркат о визитной карточке.
Набирает номер. Это вам Фуркат-сомсапаз звонит, быть может, помните?
Помню конечно, отвечает ему голос Пейсена из телефонной трубки и продолжает:
– Ты возьми с собой три электродуховки и приезжай ко мне. Главное – пересеки границу на Черняевке, а там дальше тебя мои люди встретят.

Фуркат так и поступил. Договорился с одним знакомым водителем с базара, доехал до Гишткуприка, а там, как и было обещано, встретили его ребята такие вполне серьёзные и отвезли до Чимкента. Приводят к Пейсену Абдрахмановичу.
Как оказалось, наш ценитель восточной кухни был никем иным как прокурором города Шымкента. Встретил Фурката с распростёртыми объятиями.
Вот, говорит, тебе место на шымкентском рынке – организуй точку выпечки и реализации самсы. Вот тебе три тысячи долларов на начальный этап. Обустройся, купи себе муки, масла, мяса, лука и что там потребуется. Когда развернёшься, вернёшь. А выйдешь на прибыль: 50% тебе, а 50% мне. Договорились?

Так и сделали. Поставил он небольшой цех, установил свои три духовки, запустил всё и начал печь самсу. Постепенно, постепенно посетители рынка и торговый люд полюбили самсу Фурката. Прошло не так уж и много времени, Фуркат принёс Пейсен-куке возвращать подъёмные три тысячи. И прибыль первая серьёзная вышла у него в 742 доллара. Он ровно половину, 371 доллар, принёс своему партнёру.

Абдрахманыч взял деньги, отложил подъёмные три тысячи, 371 доллар отсчитал, отделил и говорит:
– Фуркат, возьми этот 371 доллар и отошли родителям в Наманган, а мне они ни к чему. Это я так испытывал тебя, когда говорил о бизнесе 50 на 50. Теперь ты уже освоился в Шымкенте, развивайся дальше.
Наш наманганский сомсапаз несколько опешил от таких слов. Он, конечно же за это время сблизился с Пейсеном-куке и прекрасно понимал какой это человек, но всё же бизнес есть бизнес и вести его на равных паях казалось вполне справедливым.

Вот до этого места написано летом 2013 года в сохранившейся рукописи.
И точно помню: к этому моменту рассказа мы ехали мимо бывшего ТЮЗа – ныне Молодёжного театра по улице Навои. А ехали от медгородка, как вы поняли из начала рассказа, через Чигатай. Но куда – уже не помню. Пять лет прошло всё же. Вроде, к Госпитальному рынку.
Именно на этом месте я и спросил таксиста: откуда вы, милый человек, столько знаете про Пейсена-куке и Фурката?

А я, говорит, подвозил его младшего брата. Он ехал из Чимкента домой к родителям, в Наманган. Братишка теперь тоже там, в Чимкенте работает, вместе с Фуркатом. Братья встали на ноги, родительский дом заново отстроили, сестрёнку выдали замуж. Позитивный такой, открытый парень.

Вот так мы и доехали, невольно раскрыв книгу чужой жизни на одной из случайных занимательных страниц.

*   Имена изменены.  
** Хотя все персонажи и являются реальными, но любые совпадения с реально живущими или жившими людьми всё же совершенно случайны.
*** Гость превыше отца.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.